Новости -> Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, волшебно

Нелепо, смешно, безрассудно, безумно, волшебно

04.12.2003 23:34




"Поздравляю, очень рад за ваше творчество!" - на приеме картины чиновник ласково заговорил с режиссером. Когда Марк Захаров приготовился и дальше слушать похвалу, чиновник, не меняя ласкового тона, добавил: "Вот только давайте фразочку "Стареет наш королек" уберем. Лично для меня, подружески". "Но ведь ее придумал не я, а сам Шварц!" - попытался возразить режиссер и в это мгновение все понял.

Шварц сочинял при другом хозяине Кремля. А в 1977-м страной правит стареющий Брежнев. По этой же причине пришлось убрать и реплики охотника, который не охотится, а пишет мемуары об охоте. Брежнев тоже баловался сочинительством.

Несмотря на другие ассоциации - а их осталось немало, - цензурный аппарат отнесся к фильму с симпатией. Это было настоящее "Обыкновенное чудо" 26 лет назад картину закончили, а 1 января 1978 года ее смотрели миллионы телезрителей.

С этого момента музыкальная сказка получила постоянную прописку в праздничных программах ТВ. Наверняка покажут ее в эти новогодние праздники.

Добрый день, я король.

Брежневу, кстати, фильм очень понравился. Несмотря на то, что цензура проморгала выходку Евгения Леонова. Король появляется в оконном проеме под звуки марша. На съемках Захаров попросил актера поприветствовать собравшихся, приподняв руку, как это делали члены Политбюро на трибунах Мавзолея. Отсняв дубль, Леонов задумался. В отличие от Захарова, он прошел школу комедий, и опыт подсказывал - вырежут. "Маркуша, этот кадр мы будем переснимать, причем за те же деньги и в свободное время", - сказал актер. Захаров согласился снять вариант без подъема руки, на всякий случай. Возможно, любовь начальства к Леонову сыграла роль, но правительственное приветствие в фильме осталось. "Сейчас это - невинная полушутка, - говорит Захаров. - А тогда, в день премьеры в Доме кино, когда Евгений Павлович поднял руку, начался всеобщий восторг с повальным хохотом".

Идею снять картину по пьесе парадоксального и мудрого Евгения Шварца подарил знаменитый режиссер Сергей Колосов, руководивший на "Мосфильме" объединением телевизионных фильмов. Снимать кино для ТВ тогда считалось непрестижным, а Захаров толькотолько засветился своим кинодебютом "Двенадцать стульев". Телефильм, ставший классикой, сам Марк Анатольевич невзлюбил, считая провалом. По его мнению, там все плохо, кроме музыки Геннадия Гладкова. Поэтому за идею Колосова режиссер ухватился как за спасительную соломинку в надежде искупить свои ошибки.

Сценарий начал писать медленно, постепенно превращая сказку в притчу с замысловатыми ходами и с сюрреалистическими декорациями.

В своеобразный транс режиссера вводила кассета с песнями Джо Дассена, которую он практически не выключал. Голос певца навевал очертания героев.. "Из миража, из ничего, из сумасбродства моего, вдруг возникает чейто лик и обретает свет и звук, и плоть, и страсть..." - песня из фильма точно передает состояние режиссера. Слова для всех песен в "Обыкновенном чуде" написал Юлий Ким. Музыку, естественно, Гладков. Дуэт, работавший с Захаровым и на картине про Бендера, и на многих следующих. Ким вспоминает: "Марк был не слишком доволен "Двенадцатью стульями", но радовался успеху наших с Гладковым песен. А вот после "Чуда" был заслуженный триумф Захарова. Помню, он позвонил мне и сказал: "Теперь я поднялся до вашего уровня".

Наш дом - Ленком.

Новую работу режиссер использовал еще и как возможность снимать "своих" ленкомовских актеров. На роль Волшебника без проб утвердил Олега Янковского. Тот приехал со съемок фильма "Мой ласковый и нежный зверь" и ходил в бороде. Захаров пришел в восторг и приказал ни в коем случае бороду не сбривать - именно таким должен быть Волшебник.

По замыслу художницы герой Янковского должен был носить длинный стеганый халат. Надев его на первой репетиции, актер начал путаться, а по роли ему предстояло ходить тудасюда. Захаров долго уговаривал художницу: "Халат хороший, но артисту неудобно". Она махнула на них рукой, и по костюмерным студии Янковский сам подобрал себе наряд: серая вязаная кофта, белая ношеная рубашка, под ней черная водолазка. А в халате он появляется лишь в конце фильма.

Королем, в котором время от времени просматриваются предки, стал Леонов. "Тиран, деспот, коварен, капризен, злопамятен", а в остальном - милый и обаятельный. Леонов задал безумный темп, сказав, что у него всего 10 дней, а потом срочная поездка в Германию. Эти 10 дней группа вкалывала как каторжная. Отснявшись, Леонов уехал, но не в Германию, а в Молдавию, на творческие встречи. Захаров к обману отнесся с пониманием - актер имеет право подработать. Весь фильм сняли в рекордный срок - за 2 месяца и 5 дней.

Вальяжный, с породистым лицом, Всеволод Ларионов сыграл Охотника, убившего, по его заверениям, 99 медведей.

Звездой Ларионов стал сразу после войны, сыграв Дика Сенда в фильма "Пятнадцатилетний капитан", затем наступил простой, и вновь на экране появился значительно повзрослевшим. В Ленком он пришел задолго до явления Захарова и прослужил на родной сцене пятьдесят (!) лет. Не стало актера в октябре 2000 года.

На роль Эмиля, хозяина трактира, режиссер планировал Збруева, но актер отказался. Заупрямилась и Эмилия - Екатерина Васильева. Ныне казначей храма, тогда она была веселой и беззаботной. Дочь известного поэтакоммуниста Сергея Васильева, она меняла мужей: режиссер Соловьев, писатель Рощин. Сегодня всю свою прежнюю жизнь считает страшным грехом и счастлива, что и она, и ее сын Дмитрий Рощин служат Богу. Сын стал священником.

На съемках "Чуда" ее больше всего волновало, что Збруев невысокий. "Не хочу! - выговаривала Васильева режиссеру. - Он маленький, я каланча. Не влюбленные, а пара клоунов!" Второй режиссер предложила Юрия Соломина: довод был один - он высокий. Роль трактирщика стала удачей актера. "Это мой любимый фильм, - признался Юрий Мефодьевич. - Каждый съемочный день приносил новые ощущения, и мне радостно вспоминать атмосферу - легкую, талантливую, веселую".

Когда Соломина назначили министром культуры, все телеканалы начали крутить его дуэт с Васильевой. На посту Соломин продержался недолго, видно, "наверху" не понравилось, что министр чуть ли не ежедневно поет на лужайке: "Ах, сударыня, вы, верно, согласитесь, что погода хороша, как никогда...".

А бабочка крылышками бякбякбякИз хорошо поющих артистов в фильме был лишь Министрадминистратор Андрей Миронов. А за Васильеву, например, пела тогда неизвестная Лариса Долина.

Но главным хитом фильма стала история бабочки и воробушка в исполнении Миронова. Снимали номер, поднимая актера на строительной люльке. Прыгал он, конечно, не с большой высоты, но при монтаже получилось органично. А с песенкой пришлось попотеть. Редактура "Мосфильма" приняла "бабочку" в штыки. Захарова с пристрастием допрашивали: "А почему воробушек рванулся за бабочкой? С какой целью?" Захаров пояснил: "Кушать захотел". "А нам кажется, он от нее другого хочет", - не сдавалось начальство. Захаров: "Что вы! Тема чисто гастрономическая". Начальство: "Нет, сексуальная". Захаров: "Бабочка - объект для завтрака, и больше ничего" "Конечно, я лукавил, изворачивался, позорно лгал, но песню оставили, - рассказывает режиссер. - Спустя много лет я пошутил, что под эту песенку занималась заря российской сексуальной революции".

Не одобряло начальство и кандидатуру на роль Медведя, но Захаров очень хотел, чтобы снимался только что принятый в труппу Ленкома Александр Абдулов. Сам актер обреченно вздохнул: "Пробуюсь я, а снимается потом всегда Костолевский!" Эта фраза добавила Захарову спортивного интереса, и Абдулов получил роль, ставшую для него звездной. После премьеры в стране появился новый секссимвол.

Несколько лет назад актер построил на Валдае дом. Местные жители называют прибежище Абдулова просто и емко - Дом Медведя.

Герои захаровской фантасмагории не были похожи на сказочных персонажей. Медведь в кожаных штанах и ковбойской шляпе полюбил не златокудрую красавицу, какой должна быть принцесса, а милую девушку конца семидесятых годов ХХ века. Первоначально ее должна была играть Е. Коренева, но не смогла. Евгения Симонова пришла на пробы в очках, скромная, будто школьница, хотя была уже замужем за А. Кайдановским и родила дочь. Захарова она не впечатлила. Второй режиссер Полина Сырцова надела на актрису черный мужской костюм и в таком виде отвела к режиссеру. Роль Симонова получила. Абдулов тут же принялся за ней ухаживать, но Евгения не реагировала. И Александр переключился на девушек-"фрейлин".

Давайте негромко, давайте вполголоса.

Жена Волшебника, Ирина Купченко рассказывает: "Я сыграла много ролей, но благодаря "Чуду" меня помнят, любят и узнают. Завидую тем, кто впервые смотрит этот фильм. Пересматривая его десятки раз, получаешь удовольствие, но в первый раз он неповторим".

Как и все кинои театральные произведения Захарова, "Чудо" было насыщено огнем. Начало работы совпало с печально знаменитым пожаром в гостинице "Россия". Вышел приказ: запретить на сценах и на съемочных площадках использовать открытый огонь. Оператор Николай Немоляев вспоминает: "Пиротехник уперся, и тогда Марк отводит его за декорацию, дает 25 рублей и говорит: "Мне очень нужен огонь". На что довольный пиротехник: "Огонь будет" "Обыкновенное чудо" - единственный фильм, где вместе с Леоновым снялся его сын, студент театрального училища Андрей. Король садится на пол рядом со старшим учеником Охотника - Андреем и жалуется на подданных. Рядом: отец и сын. Сейчас Андрей понимает, как бесценны эти кадры, а тогда был в ужасе. Мой звонок с вопросом о фильме и сегодня привел его в нервное состояние: "Многие думают, что там играет Леонов-Гладышев, а я и рад. Первый опыт я считал ошибкой и приобрел массу комплексов. На площадке меня все учили: Захаров, а потом и отец стал делать замечания. Я был зажат, и Миронов учил, как расслабить ноги, как раз в той сцене, где мы с отцом сидели на полу... неуверенность, приобретенная тогда, до сих пор мешает мне - я редко соглашаюсь сниматься в кино. Зато с удовольствием играю в Ленкоме.

Но Андрей исключение - для всех остальных "Обыкновенное чудо" стало подлинным чудом. Трогательный, яркий, с привкусом иронии фильм любим зрителями и актерами.

И тысячу раз прав Волшебник: "Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придет конец! Слава безумцам, которые живут себе, думая, что они бессмертны!" * "Я не сын Шерлока Холмса!".


Источник: Жанна КОМПАНЕЕЦ, Вечерняя Рига

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv