Новости -> Большие беды малолетних

Большие беды малолетних

17.11.2003 12:24




Инспектор по делам несовершеннолетних - вот человек, которым, пожалуй, можно припугнуть малолетнего хулигана. Кому хочется встать на учет в полицию? Хотя некоторых "деток" и этим не усовестить. Особенно если они знают, что за грозной должностью инспектора скрываются симпатичные девушкиполицейские, которых можно и на жалость "пробить". Чтобы посмотреть, как они всетаки справляются с малолетними нарушителями, "ВР" отправилась в рейд с 23-м отделом полиции, который опекает подростков Латгальского предместья.

Дома уже привыкли, что жена или дочь в форме лейтенанта полиции - это значит работа до позднего вечера, ночные рейды, усталость, которая валит с ног, а иногда - просто шокирующие истории о том, на что способно дитя человеческое. В каждом своем подопечном ребенке они в первую очередь стараются видеть именно ребенка, который может раскаяться, которому может быть страшно. Даже если он украл, побил, убил. Страшно ли самим? Говорят, что теперь уже нет - Я сюда пришла потому, что не хотела сидеть в кабинете, с бумагами, - говорит Санита. - Здесь же постоянно чтото происходит, ездим своих подучетников проверять, по интернеткафе ходим, проверяем, чтобы дети после 23.00 или вместо уроков там не сидели. Если надо - ночной рейд организуем. В прошлом месяце аж три было, поэтому сейчас, пока особого распоряжения нет, днем ездим.

Машина, в которую садятся инспекторы, отвечающие за Плявниеки, - это обычный, неопределенного цвета автобусик со скрипучими дверями и покосившимися сиденьями. Инспекторов четверо, из охраны, если что, лишь водитель. Девушки усаживаются в видавший виды транспорт и шутят: "Ну и что, что такой простенький и без мигалок. Зато не сразу будет понятно, что это полиция приехала". На рейды иногда даже без формы ездят, чтобы не спугнуть правонарушителей.

В один из профилактических рейдов "ВР" поехала вместе с инспекторами. Сейчас их задача - посмотреть, что происходит в районе, подъехать к школам, чтобы курильщиков повоспитывать. Первый вопрос, который возникает по дороге, - почему среди инспекторов одни девушки. Не страшно?

В рейде только девушки.

Инспекторы 23-го отдела - полицейские с опытом, некоторые как окончили Полицейскую академию - сразу сюда, и ни разу не пожалели. Хотя иные на этой работе и года не выдерживают. Насмотрятся фильмов, где все красиво, стерильно и хорошо кончается, а потом сильно разочаровываются, когда приходится детей из бомжатников вытаскивать или по притонам ездить - Сначала было страшно, - признается Санита Робежниеце, которая уже пять лет работает инспектором по делам несовершеннолетних. - Но я сразу поставила себе цель - проверить себя, поэтому старалась воспринимать трудности как должное. Сначала у меня 30 подучетников было, теперь только шесть осталось. Куда делись? Выросли, кто в тюрьму сел, за кем в других отделах теперь наблюдают.

Ее коллега Лолита Салькова тоже в полиции больше пяти лет. Когда шла сюда, отговаривали, мол, трудно будет, не справишься. Самым сложным оказалось понять психологию детей: когда он врет, когда правду говорит - Иногда страшновато по адресам ходить, по тем трущобам, где некоторые дети живут. Сейчас я Плявниеки курирую, и таких квартир уже не попадается, а когда наш отдел за Московский форштадт отвечал, там такого насмотрелись! Грязь, пьяные компании, какието кучи тряпья, в которых спали дети. Сейчас, может, я бы не смогла в таком районе работать, а раньше просто не понимала, куда иду.

Некоторых молодых полицейских первый рейд по какимнибудь бомжатникам повергает в самый настоящий шок. В районах, откуда приезжают многие студенты Академии полиции, таких трущоб просто нет. Поэтому не оченьто легко привыкнуть к комнатам, где вместо четырех стен - три, а пролом завешан тряпьем, к лестницам, которые на втором этаже - просто без перил, а на третьем - обрываются гдето посередине, к домам, где дети живут без электричества, а от света фонарика по полу тут же разбегаются жирнющие тараканы.

По закону, в каком бы районе ни работал инспектор, хоть благополучные Плявниеки, хоть старая Маскачка, где заброшенные дома превратились в жилища бомжей, оружие брать с собой не положено. Даже дубинку и ту к ребенку не возьмешь. Тот же закон предусматривает, что с инспектором в рейд должен идти участковый с дубинкой, наручниками, но чаще всего охрана та же, что и сегодня - водитель. Самих детей инспекторы не боятся, максимум "ущерба", который ребенок причинял - маникюр ломали, когда пытались схватить. А вот когда заходишь в квартиру подучетника, где тебя встречает пьяная компания, становится жутковато. Люди эти непредсказуемы и иррациональны... Кто знает, что им может прийти в голову?

- Пока все заканчивалось благополучно, - улыбается Лолита, чтобы мы совсем не испугались. - Правда, коллегу мою один раз собака напугала. Тоже зашла в квартиру к подучетнику, а на нее ротвейлер кинулся. Хорошо, что рядом хозяин стоял. Теперь, прежде чем зайти в квартиру, спрашивает, нет ли там злых зверей.

Особенности воспитания родителей - Мне иногда легче вот так вот, в профилактические рейды ездить, смотреть, чтобы дети у школы не курили, чтобы по вечерам по улицам не гуляли, чем ходить по адресам, проверять, кто как живет, чем занимается, - говорит самая молоденькая инспектор. - Приходится ведь с родителями говорить, объяснять, что они неправильно воспитывают ребенка. Представьте себе их реакцию, когда их девчонка начинает жизни учить. Они говорят: "У тебя-то самой дети есть? Что ты тут нам рассказываешь!" У меня в Плявниеках все подопечные - из благополучных семей. Воруют от скуки, шляются по улицам от безделья. А родители уверены, что воспитывают их как надо. И не мое это дело - их поучать - У меня тоже ни один подопечный не ворует, чтобы купить еды, - добавляет Лолита. - Раньше, когда по Кенгарагсу дежурила, были неблагополучные семьи, где дети голодали. А тут - ребенок учится в музыкальной школе, дома у него три гитары, а понравилась та, что в школе стоит. Украл.

Вообще, в так называемых благополучных районах больше "случайных" правонарушителей, которые не умышленно, а случайно чтото натворили. Вон, у Саниты на учете стоит 9-летний малец. Подрался в школе с другом. Ударил не туда и... нанес телесные повреждения. Поставили на учет. Приходил с мамой, плакал. Примерному мальчику, который боялся даже двойку из школы принести, не то что в полицию попасть, оказаться на учете в полиции - это шок, стыд, наказание за оплошность, которую он никогда не повторит - Что ждет того, кто попал на учет? Смотря какое правонарушение... Дело и до суда может дойти. А обычно подучетники приходят к нам, в полицию, отмечаются. Мы к ним ездим, проверяем, ночуют ли дома. Кто больше двух раз уходил из дома, например, тоже попадает под надзор. Ведь если ребенок не ночует дома, любит бродяжничать, рано или поздно он может чтото совершить. Так что надо контролировать.

Иногда, правда, все так оборачивается, что не поймешь, кому вразумительная беседа полиции нужна - ребенку или родителям. Принесли в 23-й отдел заявление от мамы. Ушла девочка из дома, не ночевала. Полиция отправилась на поиски, а когда доставила 16-летнюю барышню домой, мама заявила: "Она мне не нужна, пусть идет куда хочет". На тот момент конфликт вроде уладили, а на днях сообщили, что теперь уже мать просто выгнала дочку из дома. Во время ближайшего рейда придется навестить семью, поговорить с мамой.

Для некоторых родителей появление в доме полиции становится намного большей неприятностью, чем для ребенка. Дениска попался на кражах, получил год условно. Сейчас должен приходить к инспектору, отмечаться, но повестки игнорирует, да и дома никогда не застать. Понурый папа инспектора встречает волнительно: "Я его предупреждал, я ему говорил. Думаете, слушает отца?" Папе жутко неприятно, что под окном стоит полицейская машина, соседи все видят. А сыну, похоже, все равно. Не пугает даже то, что условное наказание может стать реальным, и если подросток будет игнорировать повестки, инспектор может попросить изменить наказание.

Контингент.

Когда 23-й отдел перестал контролировать Московский форштадт, девушки в погонах вздохнули с облегчением. Контингент в том районе был на самом деле сложный. Но и оставшиеся районы - Кенгарагс, Плявниеки - скучать не дают. В Латгальском предместье вообще зарегистрировано больше всего преступлений, и у каждого инспектора бывает и по три десятка подучетников. Чем провинились милые детки перед законом? Большинство преступлений "имеют ярко выраженный экономический характер". Говоря проще - воруют. Воруют из квартир, машин, тащат мобильники, велосипеды. Но иногда тихие воришки вырастают в наглых грабителей - Был у меня парень, который сумки у бабушек вырывал, - вспоминает Лолита Салькова. - Ему всего 13 лет было, но на нем уже висело убийство. Он за старушками в подъезд заходил, толкал, они обычно падали, ломали кости. Одна так упала, что умерла. До 14 лет мы этого ребенкаубийцу даже посадить не могли. Писали бумаги, чтобы хоть в колонию забрали, но они с мамой меняли место жительства, на суды не приходили. Когда ему исполнилось 14, я составила список его преступлений, и он занял целую страницу. Тогда его уже не раздумывая упекли. Потом, говорят, вышел, опять сел. Теперь уже надолго.

Девчонок среди подопечных полиции очень мало. Слабый пол тоже ворует и из дома убегает. Преступления предпочитают совершать в компании - Подростковых банд у нас, к счастью, нет, - успокаивает Лолита. - Если чтото и совершается в группе, то обычно все происходит так. Сидит компания, скучает, придумывает развлечения. Ктото предлагает у когонибудь чтонибудь отнять. Все соглашаются и идут на поиск жертвы. В группы больше наркоманы собираются, но сейчас их намного меньше стало, прежние - выросли, исполнилось им по 14 лет, и я передала своих деток коллегам, которые разговаривают с ними как со взрослыми.

Лолита говорит, что ей часто бывает жалко детей. Понастоящему жалко. Видит она, в каких условиях они вырастают, в какой среде. Однажды приехала в семью с проверкой, найти подростка. Дома только бабушка. Пока говорили, в углу куча тряпья зашевелилась, и из нее, как муравьи, детки сыпанули. Неудивительно, что через несколько лет по этому же адресу придется ехать к этим подросшим деткам. Они просто не знают, как выжить, не воруя, как выяснить отношения, не подравшись - Бывает, что исправляются, но обычно для этого нужно, чтобы и условия жизни изменились, - считает инспектор. - Если ребенок живет в неблагополучной семье, в 13 лет имеет 1 класс образования, то можно не питать иллюзий, что он изменится. Другое дело, если преступление по неосторожности совершено, если родители поддержат, помогут исправиться.

Героин - это немодно.

Почему важна родительская поддержка и нормальная здоровая семья, понимаешь хотя бы после такой истории. Попали в поле зрения полиции пять наркоманов. Все были соседями, вместе "подсели", вместе кололись, вместе раздумывали, где на очередную дозу денег взять. Оказалось, в этом доме жила торговка наркотиками. Посадила на иглу своих малолетних соседей. Родители вовремя спохватились, почти все поменяли квартиры, уехали из этого района, от старой компании - Героинщиков сейчас меньше стало, клей вообще почти никто не нюхает, - говорит Лолита. - Недавно нашли двоих "нюхачей", очень удивились. Сейчас подростки в основном гашиш покупают. Да и то - в Плявниеках наркоманов мало, больше у наших коллег, которые в Кенгарагсе работают.

Один ее 15-летний подучетникнаркоман до сих пор в памяти. Кололся, воровал, чтобы на дозу денег достать, собрал почти полный "наркоманский набор" - гепатиты всех видов, атрофия мышц. Только СПИДа недоставало. Но Лолита понимала, что это был хороший, когдато чистый мальчик, который сам переживал от того, во что вляпался. Однажды пришел к ней в кабинет, отчитался, как и положено. На следующий день он от передозировки умер.

Одних наказать, других предупредить.

У одной из школ полицейскую машину встречает социальный педагог - Что будем с ней делать? Не приходит девочка в школу, прогуливает, хотя обещала исправиться, - спрашивает она у инспектора. Потом объясняет уже нам: - дети вообще уважают полицию, если ктото хулиганит, можно припугнуть - и вроде присмиреет.

В полиции тоже считают, что иногда преступление можно предупредить, такие вот профилактические рейды лишь на первый взгляд могут показаться бесполезными: проехали по интернеткафе, предупредили детей, что во время уроков нужно находиться в школе, а то и в полицию можно попасть; остановили у школы пару курильщиков, составили протокол, сказали, что родители теперь штраф пять латов заплатят. Одному это, не спорю, как с гуся вода, для другого - маленький стресс, который заставит задуматься о своем поведении - Нука, остановите, - просит инспектор водителя, и машина тормозит у компании деток лет 12, которые с важным видом идут по улице и дымят сигаретами. - Вы знаете, что детям курить нельзя?

Один, что успел выбросить окурок, тут же говорит: "А я не с ними, а я не курю, можно я пойду?" и отбегает на безопасное расстояние, чтобы посмотреть, что будет с друзьями. Тот, которому на вид лет девять, стоит, чуть не плачет: "Я больше не буду, честное слово". Мальчику, оказывается, уже 13, сигарету дал старший брат. Когда инспектор строго спрашивает: "Неужели ты хочешь, чтобы твой брат курил и навсегда таким маленьким остался?", мальчишка пугается: "Не хочу". Называет для протокола свой адрес, обещает и сам не курить, и брата не учить.

Может, конечно, и соврал, а может, и задумается. Спросила ведь тетя-полицейский на прощание: "Чтото я тебя не помню, на учете у нас не стоишь?" На учет - это быстро. Поэтому лучше не хулиганить * Нацпартизанов - в герои.


Источник: Юлия СОКОЛОВА, Вечерняя Рига

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv