Новости -> Для меня это была большая трагедия

Для меня это была большая трагедия

27.02.1998 05:31




Когда немецкая армия вошла в Латвию, многие жители Латвии давали убежище преследуемым немцами, в том числе евреям. Многим удалось спасти от гибели не только других, но и себя. А многим не повезло. Ольга Крузмане попала в тюрьму из-за того, что ее друг был евреем и во время немецкой оккупации она не отрицала своей дружбы с ним "Екаб Шнейдер был так называемым латышским евреем. Внешне он не был похож на еврея, его дядя был женат на латышке. Мы с Екабом дружили, а с приходом немецкой армии он сказал: "Как я не хочу умирать! Я еще молод, хотел бы жить", - начинает свои воспоминания О.Крузмане.

Друг Екаба нашел им квартиру на окраине Риге, на ул.Акменю. О.Крузмане в ту пору работала в Саркандаугаве на складе одной немецкой воинской части, но у них все-таки не хватало средств, чтобы Екаб мог позволить себе не выходить из дома "Немцы во время войны искали масло, мясо. Шнейдер, хорошо говоривший по-немецки, мог раздобыть продукты и начал ими торговать. Так мы прожили до декабря 1942 года, когда Екабу стало казаться, что за ним следят. Вечером 10 декабря в квартиру вломились полицейские. Хотя я большая патриотка, надо сказать, что все явившиеся арестовать Шнейдера были латышами. Екаба не было дома, и полицейские решили подождать. Когда он пришел, велели мне пойти открыть двери. Наверное, по моему виду Шнейдер понял, что что-то не в порядке и бросился бежать. Но его поймали", - вспоминает О.Крузмане. Она думает, что Екаба предали его друзья.

Обоих доставили в полицейский участок, где О.Крузмане видела своего друга в последний раз. Затем ее путь лежал в Центральную тюрьму, куда ее сопровождал один полицейский. Тут из какого-то кабачка выбежал человек и позвал полицейского на помощь. "Он оставил меня одну на улице. Я могла убежать, но мне было страшно - если поймают, пристрелят на месте. Дождалась, пока он вышел из кабака и мы отправились дальше", - рассказывает О.Крузмане.

В Центральной тюрьме в то время находилось и очень много коммунистов. О.Крузмане была арестована за антигосударственную деятельность. "Сначала от переживаний не хотелось есть. Позднее начал мучать голод, а порции были очень маленькие. Однако мне повезло, потому что потребовалась дежурная, раздающая заключенным еду. Я еще была сильная, не ослабела, поэтому начала работать. Это было хорошо, потому что не приходилось все время только сидеть. По утрам раздавала каждому порции еды, хлеб и видела заключенных. В камере напротив были еврейские женщины, попавшие в заключение не только из-за своей национальности, против них было возбуждено дело. Возможно, они пытались спрятаться. Разнося еду, я не могла смотреть на них - это были не люди, а скелеты. Им давали только половину порции, которую получали мы", - рассказывает О.Крузмане.

Дежурные пытались помогать несчастным, давать им порции побольше. Еврейки были благодарны даже за воду из-под вареного гороха. "Если бы надзиратели знали о нашей помощи, нас сразу же бросили бы в карцер", - говорит О.Крузмане. В мае 1943 года начались расстрелы, евреек тоже увели. А О.Крузмане сказали - может, вы попадете домой. Оказалось, ее друг умер в тюрьме от голода. Так О.Крузмане в рождественский вечер отправили в Саласпилсский концлагерь, а потом, когда немцы начали отступать, она попала в один из лагерей в Германии. Однако она пережила ужасы конца войны и возвратилась домой, перенеся тяжелую болезнь - тиф.

Сейчас она говорит: "Я и теперь еще чувствую, что это была для меня большая трагедия, молодость потеряна. А что я сделала? Пыталась спасти людей от смерти. Мне повезло, я вернулась. Не знаю, что рассказал следователям мой друг, возможно, благодаря этому наказание смягчили".


Источник: Дита Арая, Диена

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv