Новости -> Клявиньш обвиняет Лембергса и Каргина в очернении пароходства

Клявиньш обвиняет Лембергса и Каргина в очернении пароходства

05.02.2002 18:06


Президенту Latvijas Kugnieciba (LK) Андрису Клявиньшу пророчат судьбу уволенных гендиректора Латвийского агентства приватизации Яниса Наглиса и президента Latvijas Krajbanka Арнольда Лаксы. Впрочем, пока он остается на своей должности и объясняет "Телеграфу" подоплеку скандалов, связанных с покупкой трех танкеров и приватизацией всего пароходства.

Parekss теряет клиентов

— Покупка трех новых танкеров типа Panamax вызвала целый поток критических комментариев. Из числа критиков наиболее полно свой скепсис попытался выразить в пояснениях прокурорам президент Parekss banka Валерий Каргин. Если ему верить, то пароходство в результате сделки может потерять 25,8 млн. долларов. Как вы могли это допустить?

— Во-первых, я хотел бы отметить, что меня поразил поступок господина Каргина. А именно то, что ответ, который он давал Генеральной прокуратуре, стал публично доступным. Это удивляет меня тем более, что предприятие, которым я руковожу, является клиентом Parekss banka. В связи с этим я должен сказать, что мы в ближайшее время будем рассматривать возможность прекращения дальнейшего сотрудничества с этим банком.

Во-вторых, удивление вызывает ссылка господина Каргина на неких инвесторов, которые кивают на "непрозрачность, оффшоризацию государственной фирмы". Уж у кого-кого, а у руководителя Parekss banka для такого заявления нет никаких оснований. Потому что член правления этого банка Владислав Скребилис одновременно является и членом правления Латвийского пароходства. Так что я думаю, что господин Каргин прекрасно знает обо всем, что происходит в пароходстве.

— Зачем тогда господину Каргину рубить сук, на котором он сидит? — Дело в том, что Parekss bankа выказывал большую заинтересованность в кредитовании приобретенных танкеров. Однако выяснилось, что банк не обладает возможностью профинансировать покупку даже одного танкера — его уставный капитал оказался слишком мал для этого.

Хотя справедливости ради отмечу, что в тех официальных письмах, с которыми к нам обращался Parekss banka, его предложения о кредитовании на общем фоне выглядели довольно-таки конкурентоспособными по сравнению с другими предложениями. Мне как президенту LK жаль, что такой большой банк оказался не в состоянии прокредитовать покупку в общем-то среднего по международным меркам судна.

Впрочем, вернусь к оценке выгодности покупок танкеров. Тут я полностью согласен с самим Каргиным, который в конце своей длинной объяснительной для прокуратуры заметил, что "никому не дано право говорить о том, что покупка танкеров была произведена с переплатой, пока не пройдет предусмотренный амортизацией цикл".

Танкеры переполнены заказами

— Ждать окончания цикла долго. Суда уже куплены и начали работать. Оправдывают ли они ваши надежды сегодня и окупятся ли в итоге?

— Я должен сказать, что наши надежды не полностью оправдались, потому что мы планировали более высокие фрахтовые ставки, чем те, которые существуют сегодня. Но кто мог предположить, что в мире наступит кризис, что будет теракт 11 сентября, после которого мировая экономика серьезно изменилась.

В то же время я могу сказать, что, несмотря на снижение фрахтовых ставок, эти суда работают с прибылью. Только за неполный ноябрь эти суда заработали около полумиллиона долларов. Причем с прибылью работают все три судна, и нет никаких оснований сомневаться, что они будут приносить доходы и в дальнейшем. Впрочем, главное — это то, что мы продемонстрировали международному рынку конкурентоспособность Латвийского пароходства. Как только мы купили самые современные на сегодня суда, к нам потянулись обратно клиенты и появилось очень много предложений.

— Пароходство ждет приватизация. Новые суда вроде должны повысить его стоимость. С другой стороны, скандал, который разразился вокруг их покупки, играет на понижение цены. Что все-таки важнее?

— Видите ли, здесь надо смотреть с двух сторон. В скандале, в многочисленных публикациях (а если посмотреть газеты, то ни одной положительной статьи в принципе о предприятии нет) угадывается направленная кампания против Латвийского пароходства. Кругом только и слышно, что пароходство непрозрачно, что там какие- то деньги скрывают в оффшорах, покупаются по бешеной цене суда и так далее. В результате делается все, чтобы отпугнуть мелких инвесторов. Ладно, когда негатив исходит от журналистов — это их личное дело. Но когда такие влиятельные люди, как Лембергс и Каргин, публично и не всегда заслуженно комментируют дела в пароходстве, я не могу это оценить иначе, как только проведение кампании по очернению предприятия с целью понизить его ценность в глазах потенциальных мелких владельцев и акционеров предприятия.

— Зачем же им пугать акционеров?

— Чем меньше народу будет участвовать в приватизации, тем ниже будет цена акций. А следовательно, тем проще будет приобрести более-менее крупный пакет акций предприятия.

Третьим будешь?

— Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что в результате приватизации пароходства не удастся привлечь не только стратегического, но и относительно крупного финансового инвестора. В результате образуется компания с толпой мелких акционеров. В этом случае важнейшее значение приобретают посты топ-менеджмента компании и, в частности, ее президента. Вас еще не подсиживают?

— Если не считать негативного психологического фона, то какого-то прямого давления я не ощущаю. Что касается фона, то за пять лет я привык и не к такому. Тем более что мне за свою работу стыдиться не приходится — пять лет назад, когда я стал президентом пароходства, оно работало с убытками — 36 млн. долларов. В прошлом году получена прибыль в размере около 25 млн. долларов. Думаю, что до собрания акционеров LK, которое состоится летом этого года, никаких кадровых перестановок в руководстве предприятия произойти не должно. Хотя, впрочем, я не забываю слов Яниса Наглиса, который после своего увольнения спрогнозировал, что вслед за ним в отставку подадут президент Latvijas Krajbanka Арнольд Лакса и я. Лакса, как известно, уже ушел из банка.

— С чем связана такая череда увольнений?

— Я не могу что-то утверждать или тем более кого-то обвинять. Однако мне ясно, что при господине Наглисе во главе Агентства приватизации никогда не были бы приняты правила приватизации пароходства, согласно которым сначала 32% его акций продается за сертификаты, а лишь затем 51% выставляется за деньги. Такой подход делает проблематичным привлечение стратегического инвестора.

Что касается господина Лаксы, то, согласно публичной информации, 95% всех приватизационных сертификатов проходит именно через Latvijas Krajbanka. Любой может предположить, что в условиях сертификационной приватизации этот банк становится стратегически важным объектом. Наконец, говоря о себе, могу подчеркнуть, что для меня главным является долгосрочное развитие пароходства и сохранение около 3,5 тысячи рабочих мест.

— А сколько свободных средств сейчас находится на счетах пароходства?

— По данным баланса, на конец прошлого года более 30 миллионов долларов США.

— И последний вопрос. На что могут рассчитывать потенциальные участники приватизации LK?

— Согласно разработанному стратегическому плану развития пароходства, планируется, что заработанные средства будут вкладываться в обновление флота. В связи с этим, думаю, что каких-то дивидендов в ближайшие годы, скорее всего, не будет. Однако новые суда приведут к росту стоимости акций предприятия. Причем это будут безусловно ликвидные акции, так как их планируется котировать на международных биржах.


Источник: Андрей Шведов, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv