Новости -> Хроника необъявленного банкротства

Хроника необъявленного банкротства

21.06.2002 13:10


По неофициальной информации, за последние полтора года в Латвии было совершено 10-12 заказных банкротств. По "велению" конкурентов или крупных финансовых структур погибли крупные, прибыльные производства. В такой капкан может попасть и резекненское предприятие Rebir.

Время делить

Приватизацию в Латвии по большому счету можно считать завершенной. За душой у государства остались лишь несколько крупных компаний, осилить покупку которых под силу далеко не каждому. На этом фоне набирает силу другой процесс — передел собственности. По признанию самих предпринимателей, ситуация для этого сейчас очень выгодная: финансовые ресурсы подешевели, появилась возможность на хороших условиях и на долгий срок брать кредиты. Однако доступные кредитные ресурсы в наше время способны не только выручить, но и погубить. Самый свежий пример — история с торговым бизнесом компаний Polyplast и Krasta hipermarkets. Небольшая задержка с выплатой кредита — и банки отбирают бизнес.

По словам владельца Polyplast и Krasta hipermarkets Владимира Литвиненкова, его самой большой ошибкой была уверенность, что банк-кредитор — это партнер. "Никакие они не партнеры. За десять лет в банках произошли значительные изменения, когда первые лица стали недосягаемы, а вторые почувствовали себя первыми, и очень часто они ведут свою собственную игру", — считает Литвиненков.

"Когда в разгаре была приватизация, каждая экономическая группировка работала в своем поле интересов, и они редко пересекались. Сейчас приватизация завершена, и начался процесс передела собственности, при- чем объектом внимания становятся, как правило, сильные и стабильные предприятия, которых либо "заказывают" конкуренты, либо кто-то хочет поучаствовать в переделе их хорошей прибыли", — говорит президент Латвийской конфедерации промышленников Алдис Зицманис. "Завалить" производство можно разными способами, и все они вытекают из "дырок" в законодательстве.

Лат — и ты банкрот

Обширное поле для махинаций открывает Закон о неплатежеспособности предприятий и предпринимательских обществ, вступивший в силу в 1996 году. Весной нынешнего года предприниматели подготовили открытое письмо президенту Латвии и депутатам Сейма, в котором указали на вопиющие недостатки закона. Как заявил "Телеграфу" президент АО Dzintars Илья Герчиков, один из авторов послания, этот закон сегодня стал инструментом для осуществления заказных банкротств. Он дает возможность признать неплатежеспособным любое предприятие — вне зависимости от суммы его долга. "Таким образом, неплатежеспособной может быть объявлена фирма, у которой долг кредитору составляет один лат. Более того, если долг до рассмотрения дела в суде будет погашен, отозвать заявление из суда невозможно. Где логика?" По мнению Герчикова, в закон следовало бы ввести статью о том, что требовать объявления предприятия неплатежеспособным может тот кредитор, долг которому равен или превышает месячный оборот фирмы-должника. "Это минимальные требования, препятствующие заказным банкротствам!" — отмечает президент Dzintars.

Другая опасная тенденция отражена в поправках к Закону о налогах и пошлинах. Как считает Алдис Зицманис, предлагаемые изменения означают одно — судебная власть будет концентрироваться в руках исполнительной, а точнее Службы госдоходов. "СГД получит теперь те функции, которые раньше находились только в ведении судов. Да, если речь идет о небольших нарушениях и мелких штрафах, можно решить такие вопросы в административном порядке, но если СГД самолично принимает решение и относительно крупных сумм — это становится опасным", — полагает Зицманис. Любопытно, что эти скандальные поправки проскочили мимо Народнохозяйственного совета при Министерстве экономики и не выносились на обсуждение в Сейме.

Согласно поправкам, налоговикам позволено запретить производственную деятельность, арестовать счета и имущество фирмы, то есть фактически СГД берет на себя функции судебных исполнителей. Для многих компаний остановка производства хотя бы на сутки означает немалые убытки и скорую смерть. Опасно, по мнению Зицманиса, еще и то, что в Латвии каждое министерство находится в руках определенной политической партии. Тот же Закон о налогах и пошлинах дает неограниченные полномочия Министерству финансов, контролируемому "народниками".

"Я понимаю, что в переделе собственности хочет поучаствовать и административный ресурс, но как бы такие нововведения не закончились, как в России, когда налоговые приставы "неугодные" предприятия берут штурмом", — отмечает Зицманис.

Неполноценный закон

Очень удобно в "охотничьих" интересах использовать и новый Коммерческий закон, ведь в нем отсутствует самый главный раздел о том, что же такое коммерческая сделка и как она должна проходить. Если бы было четко определено, что такое, например, протокол о намерениях и какую силу он имеет, возможно, АО Latvijas finieris удалось бы быстрее решить свои проблемы.

Напомним, что в августе 2000 года несколько менеджеров АО Latvijas finieris заключили протокол о намерениях о проведении исследовательских работ для строительства электростанции с фирмой Aero Lukss. Как выяснилось впоследствии, этим людям устав никаких полномочий для подписания таких документов не давал. Когда известие о протоколе дошло до непосредственного руководства, эту идею тут же "зарубили", но поздно. Aero Lukss через месяц после заключения протокола якобы подписала договор с оффшорной компанией H.M.G LLC о поставке оборудования для будущей электростанции. Поскольку "фанерщики" отказались от исполнения протокола, фирма не смогла рассчитаться с поставщиком, и H.M.G LLC подала на Aero Lukss в суд. Третейский суд удовлетворил иск "оффшорки", и Aero Lukss обязали заплатить 2,393 млн. латов. Эту сумму компания решила взыскать со своего бывшего партнера, но судьи вновь снизили планку и постановили заплатить строителям электростанций 1,1 млн. латов.

Недавно компания получила сообщение о возможном процессе неплатежеспособности, основой для чего может стать тогдашнее решение третейского суда. Сейчас, когда бизнес- общественность подняла на ноги и Министерство юстиции, и прокуратуру, беды, скорее всего, удастся избежать. А как поступать предприятиям помельче, чья судьба не очень-то волнует ни их коллег, ни власти?

Зачем банку волокно

На руку мошенникам работают и другие нормы Коммерческого закона. Например, о повышении прав мелких акционеров. "Получается, что во многих акционерных обществах — сотни мелких акционеров из самих работников. Это используют конкуренты, которые хотят загубить предприятие — нанимают перекупщиков, которыми, как правило, являются банки. Влияние этих групп увеличивается, они пытаются войти в состав совета, правления, и сейчас многие нормально работающие предприятия начинают чувствовать давление со стороны этих групп. Это происходит во всех отраслях промышленности", — отмечает Зицманис.

Так, например, уже больше года Parekss banka борется за влияние на АО Valmieras stikla skiedra (VSS), где более 50% акций принадлежит германским инвесторам. Пока что попытки представителей банка попасть в совет и правление компании безуспешны. Но очевидно, что Parekss banka, которому сейчас принадлежит около 15% акций, хочет покрепче привязать к себе стабильно работающую компанию. Например, на внеочередном собрании акционеров, которое состоялось в ноябре, представитель Parekss banka так объяснил желание банка попасть в совет предприятия:

"Мы очень сильная структура и можем предложить предприятию разнообразные услуги и хорошие кредиты". 24 ноября из Совета VSS ушел представитель компании NCH Development Partners L.P Каспар Цербулис, который потребовал вместо себя "поставить" в совет представителя Parekss banka. Интересы NCH Development Partners L.P и еще одного акционера компании Industrial Development Corporation доверены Parekss banka. Таким образом, вместе со своими 0,43% Parekss banka в VSЉ представляет 9% акций.

Ему было отказано, и Цербулис обратился в суд, который его иск удовлетворил. Но VSЉ сдаваться пока не собирается — в августе Валмиерский окружной суд рассмотрит апелляционную жалобу предприятия. Остается только догадываться, для чего банк так яро сражается за место в совете регионального предприятия.

У Алдиса Зицманиса на этот счет свое мнение. "Как правило, "заказ" осуществляется через мелких акционеров и банки, за спиной которых стоит определенный заказчик. Цели разные — либо просто участие в разделе прибыли и увеличение власти на предприятии, либо гибель компании в интересах конкурентов", — говорит Зицманис.

Как пояснил "Телеграфу" юрист Parekss banka Агрис Тауренис, требование назначить "своего" человека в совет предприятия выдвинуто на законном основании. "Совет — это надзорная функция, и потому логично, что мы как акционеры хотим находиться в совете и лучше разбираться в том, что происходит на предприятии. По нашему мнению, следовало бы укрепить менеджмент компании, да и прибыль сей- час совсем небольшая", — заявил Тауренис.

По примерным подсчетам "Телеграфа", за последние полтора года "по заказу" погибло 10-12 предприятий. Причем жертвами становятся не середнячки, а стабильные, хорошие предприятия. Судя по тому, что происходит на резекненском машиностроительном АО Rebir, им тоже кто-то очень сильно интересуется. Каковы эти интересы — пока можно только гадать.

Rebir — новая жертва?

Сейчас на Rebir работает 1300 человек. За 12 лет предприятие пережило по крайней мере три кризиса — в 1991, 1995 и 1998 годах. Нынешняя ситуация более-менее стабилизировалась. Если в 1998-м из двух тысяч сотрудников на заводе осталось всего 600, то сейчас благодаря возвращению на российский рынок предприятие вновь становится одной из главных опор резекненской экономики. По прогнозам, в нынешнем году объем производства превысит 9 млн. латов.

Сейчас у Rebir несколько сотен акционеров, больше половины которых — физические лица, руководство и работники предприятия. В числе акционеров также числятся Trasta komercbanka и Parekss banka, которые за последние год-полтора начали активно скупать акции у работников по 35 сантимов, тогда как их номинальная цена — один лат. Это подтвердил "Телеграфу" пресс-секретарь Parekss banka Лев Файнвейц. В результате, по его словам, за год пакет Trasta komercbanka и Parekss banka увеличился до 30%.

Как отмечает председатель Совета Rebir Юрис Лачауниекс, теперь, скупив достаточное количество акций, представители банка пытаются попасть в совет и правление Rebir. "Уже сейчас мы ощущаем серьезные разногласия среди акционеров: те, кто работает на предприятии, хотят побольше вкладывать в производство и повышение зарплат, а банки желают получать большую прибыль и дивиденды", — говорит Лачауниекс.

Такого же мнения и лидер профсоюза предприятия Артур Денисов: "Я вел недавно очередное собрание акционеров, где голосовали за бюджет на нынешний год. Так вот, руководство завода хотело утвердить 300 тыс. латов прибыли, а банки — 600 тысяч. Я с этим не согласен: сейчас средняя зарплата на предприятии довольно низкая — 150,7 лата. На эти 300 тысяч мы могли бы каждому как минимум на 20 латов поднять зарплату, так как летом работы всегда больше".

Какова конечная цель такой концентрации капитала, руководству предприятия неизвестно. "Однозначно, что какие-то определенные цели у банков есть, иначе зачем банк покупал наши акции — не любоваться же на них… Что будет дальше — я не знаю, но ведь банк может сделать все, что угодно, во всех странах экономику регулируют крупные финансовые структуры. Но нам акционеры свои карты не раскрывали", — рассказывает председатель Совета Rebir.

Версия о возможном "заказе" Rebir конкурентами — пока что только предположение. Но очевидно, что с каждым годом Rebir занимает все более прочные позиции на российском рынке. Конкурентов там много — это и западноевропейские концерны, и китайцы, и американцы. По неофициальной информации, очень серьезные планы относительно России у германской компании Bosch, которой ни китайцы, ни электрокомпании из соседних стран не страшны в качестве конкурентов так, как латвийский Rebir. Качество продукции такое же, а цена в 2-3 раза ниже.

Интересно, что Bosch довольно неплохо изучил Rebir — вот уже несколько лет в Резекне по заказу немцев небольшими объемами делают комплектующие детали. По словам Лачауниекса, Bosch в будущем хочет расширить свое сотрудничество с Rebir — их устраивает и цена, и ка- чество. Правда, пока никаких предложений о продаже к Rebir ни от кого не поступало, но нельзя исключать факт, что скупкой акций у работников банки занимаются не для себя, а для кого-то другого. "Но даже если нас хотят продать, остается надеяться, что предприятие будет жить и его не погубят по чьему- то заказу", — говорит глава профсоюза.

Одно из "средств самообороны" в этом случае — как можно дольше тянуть с перерегистрацией в Коммерческом регистре, ведь, попадая в него, предприятие должно действовать согласно Коммерческому закону, который существенно повышает права мелких акционеров. По словам пресс-секретаря Parekss banka Льва Файнвейца, цель у обоих банков одна — улучшить топ-менеджмент компании и ее финансовые показатели. Вопрос о возможной перепродаже акций Rebir пока открыт: "Мы будем рассматривать предложения по мере их поступления", — отмечает представитель банка. По мнению Parekss banka и Trasta komercbanka, акции Rebir недооценены, и банки надеются, что "инвестиции в дальнейшем окупятся". По примерным подсчетам, скупка акций у работников предприятия обошлась обоим банкам более чем в полмиллиона латов.

Кстати, по неофициальной информации, в начале нынешнего года предложение о скупке акций поступило и работникам АО Dzintars. Как может защитить себя предприятие, если попадает в сферу интересов нечистоплотных экономических групп? При хромом законодательстве выход может быть только один — гласность. На примере Latvijas finieris можно убедиться, что только громко заявив о своих проблемах, их можно решить.


Источник: Анна НОВИЦКАЯ, Телеграф

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv