Новости -> Золотой кран Эдвина Инкенса

Золотой кран Эдвина Инкенса

14.01.2005 13:42


Журналист "МК-Латвии" разоблачил подпольных "цеховиков" в Добельском районе, работавших на родственников бывшего председателя местного волостного совета и экс-правленца партии "Латвийский путь" (а также бывшего телемагната) Эдвинса Инкенса. В этом непростом, мягко говоря, деле журналисту помогало Бюро экономической полиции, Продовольственно-ветеринарная служба (добельский филиал) и другие ответственные структуры.

Пакет из ящика

В конце ноября в своем почтовом ящике я нашел плотный пакет с приклеенной надписью "Aleksandram Mahovskim". В этом пакете я нашел коротенькое письмецо. Послание гласило, что некая конторка с названием "Kara?avotu udens" открыла подпольный цех, в котором под покровом ночи занимается разливом больших объемов жидкости (согласно зарегистрированному профилю — питьевой воды). А чтобы придать вес словам, был приложен диск с видеозаписью, на которой некий мужик действительно наливал что-то из крана в большие банки ночью. Действие происходило в каком-то сарае жутковатого типа.

Послание меня озадачило. Его появление еще как-то можно было объяснить. Письмо пришло на юридический адрес общественной организации Бюро по предотвращению и борьбе с мошенничеством. Но в то же время было непонятно, что это — качественная инсценировка с целью оклеветать честное имя фирмы или действительно серьезный материал? Впрочем, вне зависимости от моих размышлений и переживаний в такой ситуации Уголовный закон дает четкие инструкции относительно дальнейших действий: сообщать, и как можно скорее, в полицию. Потому что если органы узнают об этом быстрее, то не исключено, что могут привлечь за недонесение.

Подпольщики маскируются

Но, принимая во внимание некоторый скепсис полиции к материалам подобного рода, я решил проверить информацию прежде, чем ею займутся органы. Спустя пару дней я уже мчался на машине к хутору "Яунавоти" Витиньской волости Добельского района. Пара часов нетерпеливого ожидания в засаде, и вот уже на моих глазах (через многочисленные щели) подпольный "цеховик" льет из крана какую-то в 19-литровые поликарбонатные банки с наклейками "Kara avotu udens". Пожилой мужчина заливал и оттаскивал заполненные бутылки в фирменный "каральавотский" микроавтобус. Между делом он успевал протирать банки тряпкой, похожей на половую, и забивать пробки резиновым молотком. Я снял происходящее на камеру. Уже на следующий день я отнес заявление в Бюро экономической полиции.

Органы при журналистском содействии выяснили следующее. Фирма Kara?avotu Ґdens имеет лицензию на производство питьевой воды, ее продажу, но не имеет никакого производста на хуторе "Яунавоти". Таким образом, что бы там ни происходило — разлив питьевой воды или даже напитков покрепче, любая деятельность фирмы по обнаруженному адресу является натуральным подпольем. Подозрения подтверждались и личными наблюдениями: нелегальная работа кипела глубоким вечером и заканчивалась сильно за полночь. Окна и микроавтобус маскировались так, чтобы их нельзя было увидеть с дороги.

У солидных хозяев и клиенты солидные

Даже если заниматься разливом исключительно питьевой воды, нелегальный бизнес приносит его хозяевам — родственнику экс-председателя и депутата Витиньского волостного совета Томасу Бевалдсу и бывшему политику Эдвинсу Инкенсу — неплохой доход. Одна банка такой воды стоит около двух латов, а за один вечер из крана непринужденно набирается около двухсот таких бутылок. Получается примерно 400 латов в день, 2000 латов в неделю, более 100 000 латов в год при минимальных затратах (несколько водил, эксплуатация пары микроавтобусов и периодическая закупка новых поликарбонатных банок). Прямо золотой кран!

Для справки: фирма Kara avotu udens существует на латвийском рынке около пяти лет и за это время обросла всеми атрибутами солидного предприятия — страничкой в Интернете и солидными клиентами. Судя по составу владельцев, у подпольного производства должно было быть прекрасное прикрытие на местном уровне. Значит, на хромой кобыле к ним не подъедешь.

Полицейским и мне было очевидно, что жирную точку в продолжительном нелегальном производстве может поставить только операция, типа "как снег на голову". На том и порешили: как только я констатирую какую-либо активность на хуторе, сразу набираю номер сотрудника. Помимо целого отряда полицейских, на подпольное производство планировалось пригласить работника Продовольственно-ветеринарной службы.

"Холодильник" в поле и засада в канаве

И вот роковой день настал. Я с помощником приехал на хутор "Яунавоти" часов в шесть вечера. Машину загнали в поле, заглушили и выключили всю электронику, чтобы ненароком не засветиться. Очень скоро наш транспорт превратился в холодильник: по полю гулял сильный ветер, мело, термометр показывал 11 градусов ниже нуля. Согревались тем, что периодически подползали, чуть ли не по-пластунски, к хутору, в надежде увидеть "подпольщиков".

Наконец в девять часов вечера машина фирмы Karaavotu uens заехала во двор. Непослушными пальцами я набрал номер полицейского, который ждал моего звонка в Риге, и прохрипел: "Выезжайте!" После этого нам оставалось опять хорониться в канавах и ждать звонка от представителя органов, с которыми мы должны были встретиться в ближайшем городке Ауце. Часа через два, когда сидеть в сугробах стало совсем невмоготу, мобильник "провибрировал" долгожданную весть: наши в Ауце! Мы завели свой "холодильник" и выехали навстречу. Через минут через десять машина полицейских въехала во двор хутора "Яунавоти".

В тот день на хуторе работал местный кадр из Ауце. Когда дверь неприятно отозвалась: "Полиция! Откройте!", он уверенно открыл. Наверное, думая, что это местные ребята. Когда же выяснилось, что "залетная" группа, он, надо полагать, невероятно огорчился. Вернее сказать — впал в ступор, так как на все вопросы полицейских отвечал честно и прямо.

Кого сдал водила

Первым делом водила сдал своих работодателей. На вопрос: по чьему распоряжению он работает в нелегальном цеху, он ответил: мол, директор Бевалдс сказал. Из его бесхитростного рассказа следовало, что подпольный цех работает давно и отличается неплохой производительностью (ежедневно примерно по 200 банок). Не таясь, выложил все детали технологического процесса. Полицейские заглянули в налитые банки: спиртом вроде не пахнет. Однако одну емкость, запечатанную крышкой, все-таки взяли на экспертизу: мало ли чем клиентов Kara avotu udens могут травить…

Работник добельского филиала Продовольственно-ветеринарной службы (ПВС) выразил искреннее возмущение. Он сообщил полицейским, что примерно полтора года назад он уже закрывал производство на этом хуторе по причине вопиющей антисанитарии и попрания всех мыслимых правил. А тут — такая наглость! — все снова заработало. Однако мне почему-то показалось, что хутор "Яунавоти", если и закрывался, то ненадолго.

"Подпольщики" чувствовали себя в Витиньской волости вольготно. В подсобке висел график работы водил-разливщиков с отмеченным количеством заполненных банок, а нарушитель, например, не смог предъявить санитарной книжки! Более того, "подпольщики", не таясь, писали на своих наклейках название хутора "Яунавоти". По всему чувствовалось, что этим ребятам здесь бояться нечего. Вместо точки…

Надо отдать должное полицейским: они составили протокол, акт, исписали кучу бумаги. Оформление всей документации было завершено лишь после полуночи. Однако жирной точки не получилось, и ожидаемого журналистом разгрома подпольного производства не вышло. Я предполагал, что хутор хотя бы прикроют до выяснения всех обстоятельств дела. Однако выяснилось, что, как ни парадоксально, закрыть можно только легальное производство. Ведь подпольного-то, если рассуждать чисто юридически, в природе попросту не существует. Поэтому и закрывать нечего!..

Таким образом, потолкавшись часа полтора на хуторе, органы и местное ПВС исписали гору бумаги, громко повозмущались и уехали. Водиле-разливальщику ничто не мешало, отойдя от стресса, спокойно продолжить прерванное занятие. Вместо жирной точки получилось такое многоточие…

Врезки Владельцы

Предприятие Kara avotu udens принадлежит Томасу Бевалдсу и Эдвинсу Инкенсу. О Бевалдсе известно то, что он является родственником экс-председателя и действующим депутатом Витиньской волостной думы. Эдвинс Инкенс — депутат Сейма 5-го, 6-го и 7-го созывов, бывший министр по особым поручениям в правительстве Валдиса Биркавса (1993—1994 гг.), экс-председатель парламентской комиссии по делам Европы и десятка всевозможных групп по сотрудничеству, комитетов, комиссий и т. д., бывший член правления политического объединения "Latvijas cels".

Однако наибольшую популярность Инкенсу принесло участие в нашумевшем "педофилгейте" вместе с Янисом Адамсонсом, обвинившего ряд крупных политиков в сексуальном использовании детей. Имеет или имел доли в нескольких компаниях, крупнейшей из которых был частный телеканал LNT (по неофициальным данным, продан примерно за 1,6 миллиона долларов). Однако денег, видно, мало не бывает.

Последствия

По мнению полицейских, нелегальное производство — это "бюрократия", которая не имеет ничего общего с уголовным преступлением. Собранный материал тянет на статью 103 Кодекса об административных нарушениях (производство в незарегистрированном месте) и соответствующий штраф в размере от 500 до 3000 латов (ежедневная, максимум полуторанедельная выручка подпольного цеха Kara avotu udens). Если, конечно, в изъятой банке не обнаружится чего-нибудь совсем страшного. Но и тогда это будет, скорее всего, административный штраф.




Источник: Александр МАХОВСКИЙ, MK Латвия

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий





© 2010-2011 pro5.lv